Из опыта объединения «западной» и «восточной» наук

Не все хорошее, что было наработано в восточных землях Германии (во многом аналогичное тому, что в той или иной степени удалось сохранить в российской науке), могло быть подхвачено и взято на вооружение общегерманской наукой.

И причины здесь не политические, а главным образом технические и организационные. ФРГ, располагая гораздо более мощным научным потенциалом, не могла коренным образом перестраивать свои структуры во имя сохранения достижений восточногерманской науки.

Хотя имевшиеся в восточных землях отраслевые и академические институты обладали серьезным потенциалом и имели массу достижений, масштаб преобразований и их скорость требовали принятия быстрых решений. Времени проверять, какая система лучше, какая хуже, вести на эту тему общественные дискуссии, не было. Поэтому восточногерманская наука влилась в западногерманскую, полностью приняв принятые там правила игры.

Произошла ее адаптация, во многом болезненная, к уже существовавшей и хорошо зарекомендовавшей себя системе. Не все остались в науке. Партийным функционерам пришлось покинуть университеты. Произошла полная смена научных элит. Приехало много ученых с западных земель. Потом на руководящие должности в науке стали приходить и местные кадры, из числа специалистов, получивших образование в ГДР, но потом какое-то время работавших на западе страны или в филиалах западных компаний в восточных землях.

Сегодня существовавшая некогда разница между научной средой в восточных и западных землях сошла на нет. Конечно, не все сумели перестроиться. Впрочем, те, кто больше надеется на помощь государства, чем на себя, есть и на западе страны, но на востоке их пока больше. Процесс объединения двух германских наук можно проиллюстрировать на примере руководимого мною института.

В прежние годы в Дрезденском техническом университете не было собственной лаборатории строительных материалов. В том числе и поэтому не проводилось сколь-нибудь значимых экспериментальных работ. Иногда для этого использовали лабораторию расположенной в Дрездене строительной академии, выполнявшей функции отраслевого института.

После германского объединения научно-исследовательские институты в восточных землях были подвергнуты очень жесткой проверке на предмет эффективности их работы. Большинство это испытание не прошли и были закрыты. Что касается группы по бетону строительной академии, она была успешно переаттестована, став основой лаборатории строительных материалов, вошедшей впоследствии в состав Дрезденского технического университета.

С течением времени на ее базе, а также базе кафедры строительных материалов, был сформирован институт строительных материалов строительного факультета технического университета города Дрездена (Institut für BauInstitut für Baustoffe, Fak. Bauingenieurwesen, Technische Universität Dresden).

Нисколько не умаляя достоинств существовавшей ранее системы, нельзя не признать, что западногерманские формы организации науки и в новых землях быстро доказали свою эффективность. Сегодня условия работы в Дрездене ничем не хуже (а в чем-то и лучше), чем в ведущих университетах западных земель.

Для российской науки этот опыт, однако, мало чем полезен. Ей ни с кем сливаться не надо. Интегрируясь в общемировую науку, она вполне может сохранять все лучшее, что было накоплено за столетия ее развития.

Автор записи: Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *